Category: отношения

Category was added automatically. Read all entries about "отношения".

голова

Вечно Зеленая Земфира. Зеленый театр. Пятница

Была просто очередь. Была очередь для прессы. Была VIP очередь, а левее нее еще и VIP блатная очередь. Борис Барабанов по доброте душевной аккредитовал на Земфиру всё комьюнити paparazzi без какого-то разбору. Говорят, человек 300. Гламур пер, как кружевные стринги из джинсов. Очередь не двигалась. Сначала ныли, потом гудели, потом, со звуками первых песен, начали хохотать и придумывать рецензии от тоски, что будем писать их прямо здесь, на Набережной, угадывая долетающие звуки.

Борис Барабанов сверял списки собственноручно, выслушивая с красным парным лицом от коллег. Такого не пожелаешь. Многим особенно запомнилось, что в обход очереди пустил Гаспаряна из «МК», потом какое-то гей-сообщество, потом еще и еще. Элита paparazzi (не старше 25), начала тускнеть и ревниво горбиться.

- Что-то мне подсказывает, что завтрашние рецензии так и будут начинаться «Борис, ты не прав!»

Мы с Чукой и Настей встали как-то удивительно около VIP дорожки. Мимо шла Людмила Гурченко, Долецкая, Фридман, Лагутенко, который заскочил с рыжеволосой подружкой в правой руке минут на 20, расстроенная Митрофанова. В сумме, на редкость мало.

И тут началось.

Болимически тощая Земфира – «она колется - нет, она нюхает – я говорю, колется» - новые музыканты, духовые, клавишные и струны как молодые вены.

Рядом умирающей мышью билась Чуковская.

Сережа то и дело норовил удержать меня от прыжков и криков. Я помнила все песни наизусть. Я угадывала с первых двух нот. Одноклассникам по воскресной школе Тома Сойера за выученный псалом, кажется, полагался молитвослов. Вот мне чего-то такое тоже положено. Радость била ключом, кажется, только в правом секторе танцпола. Чем выше – тем бледнее веселье, волны радости разбивались о холодные профили замороженного гламурья, иссякали под ногами каменных гостей – толстоногих охранников.

Какие-то невиданно завихренные аранжировки: ска, дискотека 80-х, фортепианные переливы и ранний Deep Purple.

Девицы, раскрывавшие зонтики, исправно портили себе карму: за ними ничего не было видно.

Были две новые песни (Излюбленный «Мальчик», у которого секса – ноль, и некая «Москва колбасится»). Была песня «Казанова» в память Кормильцева, песня «Лето» Майка Науменко.

А, в общем-то, как–то грустно было. Капля по капле, но грустно. И неотвязное тактильное до оторопи ощущение, что из этой страны пора валить.
голова

Так бывает, когда напишешь диплом, длиною 79 страниц, не считая библиографии и приложений

Я хожу по дому, стукаясь об стены, роняю очки, телефоны, вилки, юбки, мороженое, кружки, книжки, напитки и смски любимому мужчине.

Он разведчик. Охотится за мной издалека. Из-за деревьев, из-за лесов. наклоняясь над ухом телефонной трубкой, замирая перед прыжком интонаций, держа на прицеле и ревниво собирая буквы в терпкие кулаки, чтобы когда-то бросить в лицо или сдуть с ладони, загадав мечту на исполненье.

Тонкий льстец силится не быть пойманным
Все силки уготованы воронам
Караваи – лебедушкам.

Разбегусь на просторе и по воду
Побегу на рассвете за оводом
Расплескаю рассвет рукавом

Косы туго сплетая осокою
С коромыслом плыву и не охаю
По зеленой росе луговой



Лист бумаги - моя тюрьма. Моя Бастилия. Мое спасение от этого зеленого, сладкого, пахучего тополиными почками Мира.
голова

домой

Сегодня я ночевала в Одинцове, у мамы. Там все такое знакомое, но иногда возникает вопрос: имею ли я право туда возвращаться? Знаю точно, что просить у родителей деньги я уже давно не вправе. Даже когда тяжело.
Добралась в час ночи. Разбудила маму. Напугала маму. Мама стелила мне постель, укладывала спать. Проснулась я от голоса В. Все равно он чужой в нашем доме. Это мне ясно: он чужой. Он не имеет право быть там. И мама должна это знать: он не имеет право надеяться на чашку чая и не имеет право получать эту чашку чая. Этот дом – мой. Эта мама – моя. И чашка, с белыми сердцами на красном фоне – тоже моя. Но утром я проснулась от его голоса. Мама что-то объясняла, шутила надо мной (я вылезла в коридор и силилась подслушать, но они закрыли дверь, боясь кого-нибудь разбудить, и я так ничего и не услышала).
Ночью было очень жарко, сначала было очень хорошо от прохладных простыней и старого любимого пухового одеяла, под которым я спала даже летом. А под утро стало невыносимо жарко. Фаня все подглядывала за мной краем ухо в дверную щелку. Но это для нее допустимо.
Я все больше и больше удивляюсь, сколько всего у меня от мамы. Все мое вдохновение, вся моя фантазия – все от мамы. Я мамина дочка. Все мои мужчины всегда были похожи на маму. Не внешностью, нет. А чем-то неуловимым. Какими-то черточками, которые складываются около губ, когда улыбаешься… или взглядом, или ироническим скепсисом, или словечками… Удивительно. Никогда я не ориентировалась на папу, оказывается, только на маму. И чем более похожи на маму были мои избранники, тем больше они мне нравились. А теперь – кто знает? Откуда что берется?
Еще был такой момент вчера вечером, когда я пришла… Кстати, когда я шла вечером, по мокрому, по шершавому в белом, вот когда я шла холодная, я все думала: вот ведь есть метасюжет «возвращение блудного сына», но почему нет синонимичного сюжета про дочь? – Непонятно. Ведь это так часто бывает: неудавшееся замужество, беда, неудача, слабость… и она возвращается. Она довольно часто возвращается: без былой спеси, без юношеского норова, попранная и поникшая, сломленная или только с щербинкой… Уже.
Уже не такая самоуверенная, уже знающая, за прощением подчас. Возвращение дочери происходит все чаще и чаще. Хотя.. кто считал? Слезы в минзурку не соберешь.
И как только я зашла в наш дом, я переоделась в ребенка. Теперь я снова задумчивая, мечтательная, нездешняя, смешная, милая, сумбурная, легкая… Именно от этих ощущений я так тяжело уходила и именно их мне так долго не хватало. Что будем делать?
Моя мама скажет: «Пить чай! - Иди мой руки!»
И будет права.

Нюхая белый порошок. Травлюсь кристаллами ванилина.
голова

Ставка – жизнь

В жизни каждой девушки есть такой персонаж – Пьер Безухов. Она любит, конечно же, Андрея Болконского, но Андрей – он далеко, он где-то очень далеко, все время на войне с флагом, в поиске себя, на пути духовного искания… Он такой прекрасный, идеальный, мужчина, герой…
А Пьер… Ну что, Пьер? Пьер такой уютный, милый, лапочка такой.. мягкий, понимающий. К нему всегда можно прийти - поплакаться, рассказать, какой герой Андрей Болконский, как он прекрасно держит знамя и поворачивает полки бегству вспять. Пьер, конечно же, тоже на пути духовных исканий, тоже в задумчивости и поиске себя, но он близко. Он наверняка влюблен, но это для всех очевидно. Он всегда под рукой, как плюшевые заяц и медведь, когда тянешься уже в темноте, выбирая, с кем проведешь сегодняшнюю ночь. Пьер всегда готов к услугам, всегда свободен, когда нужно – он очень удобный персонаж. Закладка книжная. Прозапас.
Пьер, конечно же, иногда скучен. Но скучен потому, что предсказуем. А не это ли является лучшим качеством мужа и худшим качеством любовника? Как муж Пьер очень соблазнителен. С ним не рискуешь. С ним выиграешь в любом случае, но не высок будет твой выигрыш. Предсказуемо невысок.
Любить Андрея намного сложнее. К тому же, он вряд ли вернется с войны.

Выбирай:

"Безумству храбрых поем мы славу!
Безумство храбрых - вот мудрость жизни! О смелый Сокол! В бою с врагами
истек ты кровью... Но будет время - и капли крови твоей горячей, как искры,
вспыхнут во мраке жизни и много смелых сердец зажгут безумной жаждой
свободы, света!
Пускай ты умер!.. Но в песне смелых и сильных духом всегда ты будешь
живым примером, призывом гордым к свободе, к свету!
Безумству храбрых поем мы песню!.."


Риск – неженское дело. Куда рисковать? Бабий век короток: тридцать лет отгуляла, а там – спокойствия надо. Основательности. Предсказуемости. Мужа, а не любовника. Пьера хотят. Долгосрочный вклад с 1% годовых. Риск минимален.
Мне всегда нравилась калмытская сказка пугачевская, про сокола и ворона: «я лучше тридцать лет буду пить свежую кровь, чем сто лет питаться мертвечиной».
Я выбираю свежую кровь. Я выбираю яркую непрочную стеклянную сказку с неизвестным концом. Я выбираю пусть редкие, пусть не обещанные и непредсказуемые, но костры свободы, света и фейерверки любви. Я выбираю необязательных и нечестных. Я выбираю рисковых и тех, которых ИЩИ_СВИЩИ. Я выбираю ВЕТЕР. Я выбираю минуты, секунды острого счастья. Поперчи мне на сердце, малыш!
И хотя редко, но я срываю банк.
голова

Превращения близких

Еще одна очень важная тема – тема превращения близких в других близких.
Отправной точкой рассуждениям послужила мысль о взрослении. Вот ты ребенок, ребенок, кричишь, прыгаешь, сиську просишь, бесишься, а тут раз – «мама, это Вова, мы решили пожениться». У мамы истерика. У мамы, прошу заметить, в любом случае, истерика. И в случае Вовы, и в случае Пети, и в случае Маши. Потому что в этот момент для нее происходит чудо, в которое верить лично ей не хочется: ребенок превратился в неребенка. Он, конечно, не взрослый еще, но, что страшнее, больше не ребенок. Ну, в легкой стадии – пьяный, с сигаретой налегке из дома ушел. Variants exist/
Сказать, что все это фигня, и никакого разрыва сознания при этом превращении у мамы не будет – сказать неправду. Поскольку: на себе не испытано. Сказать, что мама должна быть готова к такому повороту событий, ибо дети имеют способность вырастать – опять же слукавить. Сколько лет живу, а все равно: первый снег выпадает неожиданно. И осень неожиданно наступает, хотя прекрасно знаешь, чем лето закончится.
Превращение друга в любовника сознание не переворачивает. Хотя, все равно неожиданно: ну надо же, думаешь… раньше он на меня вот так смотрел, а теперь… Как странно! Я про него так не думала»
Но самое смешно превращение - это превращение любовника в мужа! Только подумать: был любовником, вместе стрекоз ловили, а теперь – МУЖ. Пояснения для мужчин: ну, это все равно, что если друг детства стал президентом РФ.
Еще занятно, если любовник или муж становится начальником. Или если начальник становится собутыльником. Или враг становится другом. Это очень странное явление.
Когда в один день посторонний незнакомый становится самым близким и единственным.
  • Current Mood
    blah blah
голова

О Лжегигиене

Меня на УЗИ спросили: «Ведете ли вы половую жизнь?»
Я всегда очень смущаюсь, когда мне задают такие вопросы, даже врачи. Хотя мои медицинские папа и мама учили меня, что врача стесняться нечего.
«Саша, ведете ли вы свой дневник?»
«Я веду свой дневник»
«Саша, ведете ли вы половую жизнь?»
«Я веду половую жизнь. Я веду дневник и половую жизнь».
Хотя вести ни в том, ни в другом случае абсолютно нечего. Да и как можно вести то, чего нет?
А потом она стала тыкать в меня пылесосом с глазиком и говорить, что «матка у вас красивая». В принципе, я привыкла к тому, что докторицы всегда говорят, что «матка у меня красивая». О чем они в этом случае говорят, я абсолютно не понимаю. Ну да ладно.
(с галерки тихо, почти шепотом, но настойчиво доносится голос и меня начинает больно щипать за локоть кто-то рядом: «Саша, ты чего это такое пишешь? Чего это ты такое говоришь.. а? нашла о чем писать… молчала бы лучше…» и тыдым)
Чего говорю? А?
Я говорю, что матка у меня красивая. Вот чего.
(«Саша, ну так же нельзя.. ну неприлично…»)

На самом деле, очень бы хотелось раз и навсегда прояснить ситуацию насчет «прилично» и «неприлично», чтобы никого потом не смущать зазря. Что значит, об этом или том органе писать «неприлично»? А об этом «прилично». Вот многие из тут присутствующих очень любят писать о содержании своей головы. (почти как Троцкий начала). Я не буду показывать пальцами, но, если рассмотреть химический анализ этого содержимого, сколько спаек, вошек, гематом и папиллом, бородавок, опухолей злокачественных… Если бы показать, как выглядит изнутри этот зловонный джем, что подчас у милых сограждан творится в этих головах, то… знаете, предпочту говорить о содержании их мочевых пузырей. Так вот, моча по составу своему стерильна. И вообще, почему говорить о том, что на пару вершков ниже, неприлично, а то, что на пару вершков выше и запущеннее, прилично вдруг? Непонятно.
Многим мужчинам я бы посоветовала побольше уделять внимания разговорам о содержании своих половых органах, чем о содержании своей подкорки. К слову, сперматозоиды каждые 40 дней обновляются, эх.. если бы у этих мужчин мозги каждые 40 дней обновлялись, жить стало бы значительно проще. Сколько грязи, зловонности и мрази. Или вот кишечник, да? Кишечник очень гигиеничен и является самоочищаемым органом. А мозги? Если какой-нибудь доходяга попадет случайно, под руку, обольют его потоком словоформ и словомыслей, и, кажется, ну, слава богу, прочистился! Так ничуть не бывало! Он придет домой и еще наваяет, и еще в два раза больше в голове у него дряни всякой останется! - что удивительно. И никуда она не денется. Хоть через нос крючками выковыривай. И придумали люди ментальную канализацию – Интернет. Вот и радуемся теперь. Да.
  • Current Mood
    angry angry
голова

Однажды ваш Костик вас удивит

Секс в большом городе – сериал хоть и глуповатый, но на мысль наталкивающий.
Вот, к примеру, «умопомрачительный секс» без отношений. Ну да. Было такое. Можно и так. Ну секс. Ну ладно, просто секс. Ок. Договорились. Я, если разобраться, человек нетребовательный.
Так что было дальше? А вот что. После такого «просто секса» кто-то позвонил и начал жаловаться: «а что это ты мне не звонишь, смс-ки не пишешь.. и вообще.. как-то… ты для меня не просто.. секс.. ты для меня герл-френд.. моя.. уже» . Я же говорю. Я человек лояльный. «не просто секс» - договорились. Пусть будет «больше чем просто секс». Проходит время. У нас «больше чем просто секс».
И? и… «ты мне нужна.. знаешь.. я понял.. ты мне нужна». Это ведь «больше чем просто больше чем секс». Ах, даже вот как дело пошло. Ну хорошо. Я же говорю, я… и т.д.
Время – котировки позитивного изменения. И что мы слышим: «ты же понимаешь… у нас больше чем просто больше чем секс…ты для меня... я для тебя... но я не могу тебе дать, чего ты заслуживаешь… бла-бла-бла.. лучше расстаться».
Мораль-совет юношеству: заранее измеряйте свои душевные силы и не пудрите девушкам головы – мода на парики прошла.
  • Current Mood
    cynical cynical
голова

Секс в Европе

Европейцы асексуальны до минимализма скульптуров-футуристов. Все, что есть сексуального в Европе – ее Азия. Ее Африка. Ее Восток. Негритянки с хлопковым разрезом пополам грудей, азиатки с ореховыми щиколотками, которые так и хочется облизать. Восточные женщины, полнобедрые и плодоносные. Близкие к природе и потому по-животному сексуальные. Европа абортирована и фригидна. Она выжила из себя женское начало в XX веке так же, как выжигало груди своим женщинам в XV.
Этому есть много объяснений: Европа за безопасность и спокойствие. Десять веков она за него боролась, на двадцатом она его получила. Быть женщиной опасно. Это месячные, беременность, бессонница, ПМС, перепады настроения, капризы, слезы и климакс. Нефига. Пусть на государство работают.
Лучше пичкать своих девственниц мужскими гормонами, чтобы ни детей, ни ПМС, узкий таз и отсутствие женского запаха. Женские гармоны, которые отвечают за "тот особый запах" перестают работать на полную силу. Женщина становится сексуально не привлекательной. Европейская женщина уже не пахнет женщиной. Она пахнет парфюмерией. Вот и промышленность за одно поднимем.
Весь этот мешковатый унисекс, «так удобнее», «жить для себя» - какой-то гипноз. Дожили: UK Cosmo печатает «репортаж о том, как одна наша корреспондентка попробовала одеть мини-юбку и выйти на улицу. Ее впечатления и наш фотоотчет». Охуеть. Скоро станут печатать фотоотчет о том, «Как одна наша читательница попробовала родить ребенка».
Европа себя изживает. Она медленно вымирает и старится. Рожают только негры и турки. Потому что у них женщина выглядит как женщина. И думают соответственно.
Европу изживает Азия, Африка, Восток и Америка. Индусы, негры, китайцы и гамбургеры. Они разъедают Европу изнутри. Потому что она уже ни к чему не способна. Живого в ней – иммигранты. Дети природы, следующие своим инстинктам, а не социально намеченным планам: захотел есть – своровал, захотел секса – изнасиловал, захотел денег – продал наркотики, захотел жить – родил четырех детей. Их женщины носят пухлые груди в открытых лифчиках и не делают аборты.
Я с замиранием надеюсь на то, что в России такого не будет. Русская женщина – матрешка. Она не может быть пуста. Она не может думать только о себе, «жить для себя» (мне хочется в это верить). Больше всего она хочет быть женой и матерью. Что так раздражает русских мужиков.
  • Current Mood
    angry angry