Сыр в масле (curspring) wrote,
Сыр в масле
curspring

Categories:

мои университеты

Владимир Яковлевич читает у нас русскую литературу XIX века. Человек он своеобразный, старомодный, высоколобый и отчего-то (как это иногда бывает у людей начитанных) недобро ироничный.
Владимир Яковлевич был моим репетитором и готовил меня к поступлению на факультет журналистики. Раз в неделю я ходила к нему изучать Пушкина и Некрасова и засыпать над строчками о философии Толстова. Со мной туда же ходил Ваня, прыщавый мальчик-международник, внук какого-то профессора. Мы садились за круглый стол с пластмассовыми пыльными цветами, напротив серванта с фолиантами, которые то и дело доставались и влюблено перелистывались, от того что наизусть знались.
Владимир Яковлевич мне очень нравился: главным образом, потому что он возбуждал во мне тот ученический пиетет, который мой критический ум уже давно (класса с пятого) не испытывал к учителю. Он имел привычку говорить мало смешные вещи с отстраненно серьезным видом, что делало их в сто крат смешнее. Но самое главное: он смотрел на поэтов и писателей как на людей: без того иконного свечения нимбов, которые заставляли нас видеть школьные учителя.
Поступив на факультет, я с нетерпением ждала, когда же начнутся лекции Владимира Яковлевича. Но начались они только на третьем курсе, да и радость оказалась какой-то неполной: то что было откровением и бесспорно принималось в камерной квартире московского интеллигента, на просторе больших аудиторий оказалось неостроумным и невыносимо скучным.
И потом, Владимир Яковлевич оказался старым брюзгой: уж не знаю, что ему лично сделал министр культуры Швыдкой, но частить его он не забывает на каждой лекции. В особенности «Культурную революцию», которую он «через силу» смотрит с удивительным постоянством, называя его гостей «бандитами духовного поприща».
Да и сентенции он популирует весьма странного характера: «умный человек богатым быть не может» (со ссылкой на Христа), «Толстого забыли, поскольку все сейчас люди глубоко верующие», «на смену произведению пришел текст из-за пустоты», «мода – наш кумир» и прочее. Это меня огорчает. Хотя сегодня я так прочувствовалась словами Толстого о том, что «неприлично быть несчастным: это все равно что неряшливость», «заурядный человек всегда подавлен», «где дурак, там и несчастье» - чуть не расплакалась от ощущения их правоты.
По фырканью Верочки и Ани поняла, что это их сильно задело. А если задело сильно, значит, им было неприятно признавать истинность этих слов.
Subscribe

  • Резервации

    Я пишу колонки для "РИА Новостей", новостного агентства с огромной аудиторией. Эта аудитория для меня загадка - я совершенно не могу предположить,…

  • Мы наелись

    Мы наелись 10:04 05/04/2013Я часто напоминаю своим либеральным друзьям, что мы ожидаем гражданской сознательности и высоких духовных запросов…

  • Матерей-одиночек больше нет

    Матерей-одиночек больше нет 13:14 06/12/2012По мнению Александры Шевелевой, название "мать-одиночка" представляет женщину, живущую…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 21 comments

  • Резервации

    Я пишу колонки для "РИА Новостей", новостного агентства с огромной аудиторией. Эта аудитория для меня загадка - я совершенно не могу предположить,…

  • Мы наелись

    Мы наелись 10:04 05/04/2013Я часто напоминаю своим либеральным друзьям, что мы ожидаем гражданской сознательности и высоких духовных запросов…

  • Матерей-одиночек больше нет

    Матерей-одиночек больше нет 13:14 06/12/2012По мнению Александры Шевелевой, название "мать-одиночка" представляет женщину, живущую…