July 5th, 2006

голова

Дела-Дела


daddy



Меня взяли во все лондонские университеты: в Westminster, в Brunel и что, более всего обидно, в LSE (понтовая школа для европейских экономистов). Осталось найти штук 20 долларов, потому что никакую стипендию мне не дали. Ну и ладно.

Так что, теперь я бездельница. Буду сидеть в Лондоне и пить смуфинг Innocent, пока меня не депортирует эмиграционная служба.

После трех сладких томных недель в дорогом Кенсингтоне (я лежу на диване в полосатых штанах и смотрю в окно: там едет автобус, унося мою радость в сандалиях, скачут лошади и шумят Кенсингтонские сады) мы переехали в район «Семь Сестер», где живут поляки, литовцы, продают гречку и высятся крепкие груди чернокожих женщин.

Сережа ездил в Москву - его там хотят взять лоббистом и ему там очень нравится. Он привез зефир «Шармель», а я не люблю крем-брюле, кедровые орешки, смесь для глинтвейна, 20 шт. дивиди и журнал «Русский Ньюсвик».

В Лондоне все с ума сходят по футболу, чем чернее район, тем больше английских флагов на окнах (метки от копов). Но не сине-красных (это сейчас не модно, хотя 6 лет назад лондонские девы очень любили красить волосы в красный под синие джинсы), а бело-красный, местный флаг Англии.

Тут вот что плохо, в этом Лондоне:

Мобильник не работает в метро
Чтобы открыть счет в банке, нужны какие-то рекомендации, а чтобы снять квартиру, нужен счет в банке.
BT – монополист на выделенку
Домашний телефон платный
H&M работает до 6
GAP распродает только мужскую коллекцию
Если бы у нас пельмени стоили как здесь, русские программисты вымерли бы как класс
Нет гречки, сгущенки, нормального молока и нормального хлеба
Всего три сорта яблок
Метро очень плохо ходит
Очень дорогое кино (20 долларов билет)
Лекарства не лечат, а снимают симптомы


В местном TimeOut за прошлую неделю опубликована рецензия на последний диск группы «Ленинград» Хлеб. Там пишут, что они – “punkfolk in the Mano Negra tradition, smashing speed-metal guitars and tribal drums against ska horns and Russian prison shansons with vocals resembling Lemmy singing “Orgasmatron” on the toilet”. Вот чего-то я с этим не согласна.

Несколько дней я провела загородом, в Mill Hill. Там не отцветает жасмин, а воздух тяжелый, полон душистого кислорода, охотятся ястребы, зависая над земляничной поляной, пасутся овцы и сон крепок. Там живет девушка Аня. У нее за дверью два самурайских меча и черный пояс свернут на туалетном столике. Она кормила меня сыром с горчицей и с пивом, а зайцев она кормит кишем. Это местный пирог.
daddy