May 11th, 2005

голова

Как определить, чего ты достоин?

Ответ: очень просто. Надо у тебя все отобрать, и посмотреть, сумеешь ли ты за свое бороться. Я это поняла недавно: человек достоин лишь того, что он может защитить и за что может бороться. А бороться приходится часто. Например, за мир. За свой мир.

Я всегда считала себя одинокой. Очень боюсь ошибиться.

Мы очень счастливые люди. Мы умеем думать, мыслить, а потом писать. Это большая сила. Написанное осуществляется гораздо быстрее. И наверняка.

Надо защищать свой мир. Всеми способами. Я не за то, чтобы спать под золотой сон искусства, а за то, чтобы вплетать все в жизнь. Накладывать на шифр жизни квадраты выдуманного, прописанного заранее счастья. Не удивляться совпадениям, удивляться удачам.

Верно: узнавать в стречающихся своих героев. Соотносить их со своей задумкой и разгадывать ответ, который он тебе принес, хотя ты еще ничего спросить не успел.

Неверно: жить бездумно, относясь к прохожим как к прохожим. Не понимать пришедших, не подавать руку глашатаям, закрывать дверь странникам, которые пришли на твой неосознанный зов. Все проходят на зов. И все приносят нити, из которых при умении можно связать недурственную рубаху для собственной наготы.




Когда мне было лет пятнадцать, я прочитала одну странную книжку. «Игры королевы». Там описывались женские медитации на привлечение. Медитации на «зов». Ты подаешь сигнал вовне, дожидаясь пришедшего. И автор предупреждал, что ответственность за реализацию незнакомца несешь ты. Каким бы ни оказался незнакомец.

А потом одна мудрая женщина удивлялась моему безумию: она предупреждала, что ответственность за привлечения мужчин еще настигнет меня, поэтому необходимо придумывать сценарии для них заранее, а не пост фактум.

Я никак не могу привыкнуть к своему могуществу.
Я - самый главный человек на территории своей жизни.
Я имею власть над всеми персонажами, которые приключаются в ней. Неожиданное ощущение, что даже когда ты ничего не делаешь, стучить по клавишам и загадываешь цвет пуговиц любимого, уже делаешь много.

Я выбираю желтый. А ты?*

Необходимо прорабатывать собственную мифологию. Вот что занимает мои мысли последние несколько дней. Работа над мифологией заключается в угадывании логики вещей.

***

У Ани крохотный столик, один из тех, на которых лежал ключ от маленькой дверцы, за которым скрывался сад для Алисы. Аня болится уколов в палец: она просто не понимает, что сначала необходимо почувствовать боль, потом завернуться палец в марлю, а вот в следующий момент уколоть палец иголкой, чтобы перестала идти кровь. А может быть, Аня – это спящая красавица. И она прекрасно понимает, чем заканчиваются подобные уколы веретеном.
А Б. – это римский гладиатор. Сегодня. Получается, я с ним должна быть Таис Афинской. Но у гладиаторов, как замечала Таис, должен быть занозистый синяк на переносице. От шлема. Я поищу.
П. – это гусеница. Он курит кальян (?), наводит туман на девичьи головы, а потом прячется под гриб. Он терпеть не может бабочек. У него вместо дома – маковое поле, на котором нельзя засыпать.
Моя мама – это Муми-Мама. Она всегда всем все разрешает. Если нельзя, но очень хочется, то можно.

Как только я теряю собственный мир, я теряю себя. У меня нет ничего своего, кроме этого мира. Ничего другого. Жизнь прекрасна. Кто дойдет до конца – получит настоящий танк.

Жизнь – это разговор. Ничего другого в жизни нет. Ничего.